Станислава Могилева

***

тебя обнимало дерево без названия

ты стоял неподвижный на примятой траве

ни на кого не смотрел

дверь стучала в тебя уговаривала открыть

но ты не открыл ты сидел на полу и вспоминал

чей это голос спрашивает тебя

кто ты и что здесь делаешь

 

накладывается одно на другое

собирается в первом попавшемся сердце

в стопку рандомных картинок

в пучок сигналов

 

импульсов лес, рой

которых не отследить

не опознать и полночи спустя

 

влюблённый закрыт от всего

вживлён в шевеление мира

в его непрерывную речь

 

след влюблённого

безучастный, частный

утоплен на время водой дождевой

как любая ямка в угодном теле

 

избыточный в пластичном секрете

претерпевает движение:

будду преград, обрушений

раз за разом поправляет картину

скрадывающую закат

 

сытый, слепой

хорошо и удобно одетый

он ступает на любое крыльцо

и выходит, но — входит

 

сверх того

и подделка танцует

перекрикивая музыку

я обещаю

минус ноль чувствительности

вся подделка танцует как настоящее

 

 

***

кто вёл себя хорошо кто был послушным тот первым

обнаруживает следы жертвоприношения получает

дополнительную возможность beware с облаком пара

выдыхает незнакомец незнакомцу в лицо и через

несколько шагов исчезает исчезает буквально 

это вымышленная сцена из вымышленного фильма 
я придумала ее чтобы мост состоялся конструирую
рекурсивную действительность достраиваю лабиринт
выкрадываю узор по памяти из памяти он приведёт меня

в многолюдной комнате где мы сидим на полу друг 
против друга и ты на меня не смотришь мы слушаем 
современную поэзию я сижу на полу напротив тебя я 
рассматриваю фотографию только что выложенную 
в фэйсбуке одной из нас на этой фотографии мы сидим 
друг против друга в многолюдной комнате мы одно мы
цифровой сигнал в моей руке мы слушаем современную 
поэзию мы одно мы теперь навсегда мы теперь мы

с той стороны окна реверсивно гудит плохо сшитая 
улица с торчащими из-под поребриков нитками 
мыльные пунктиры вдоль дорожной разметки 
поднимаются в мутное небо расходятся хаотично 
швейными булавками приколотые к асфальту 
автобусные остановки со скрипом пошатываются 
как пошатываются из тряпок и проволоки куклы
стоящие на этих остановках ожидающие ничего

приподнятые края зданий так похожи на неведомый

потусторонний три дэ реквизит под ними бесцветное,

беззвучное, неназываемое, кажется, дышит, но вряд ли

 

 

***

суицидолог нам в помощь

не нам а вам

у нас здесь пока всё ок

 

у нас здесь уже остыло тело простреленное застойной

воды рукой непривычной, любимой, или чужими руками

чужих незнакомых без любви немеющих в рождении

онемевших не умеющих ничего кроме крика и пули

как-нибудь брошенных крика и пули

 

как-нибудь поспишь и наспишься ещё

смотри, путешествие подходит к концу

смотри, уже подошло, хотя ещё вчера

всё кажется едва началось, так казалось,

что началось, но мира нет, но никакого

мира в целом нет, и виски с колой

противно, и хуй с ним, в общем, нормально,

хочется есть, хорошо, что есть сигареты

мы будем есть сигареты, есть сигареты

 

твои подружки продолжают выкладывать селфи и

зрение всех, кто случайно оказался не в теме, покрывается

коркой бессмысленных формул, нервного смеха, как попытка

проскочить мимо, сбить левое напряжение, не заметить,

как-нибудь выйти за тем поворотом, перед светофором,

чтобы только не оказаться в тревожном воздухе,

в простреленной луже, мы-то в теме, мы знаем,

на какие нажимать кнопки, чтобы то, чтобы это,

чтобы ещё немного выпить, выкурить, посмеяться,

поплакать, посмеяться, поплакать, посмеяться,

поплакать, упасть, уснуть, уснуть, не проснуться

 

 

 

***

1.

повезло тому у кого есть враг
прямое высказывание

чистая передача

ченнелинг, истерия, сухое звено

ты счастливчик родился в сорочке

под счастливой звездой

если имеешь врага

если враг имеет тебя

 

2.

погруженные в прозрачное бытие

в нерушимое бытие недвижимое

утопленные, уповающие

 

3.

так стоит, кивает

винный кчёмный

в распоротом лающем брюхе возни

пригорел по горло

со стеклом сражается

в собственном ржавом отсвете

и в возню не верит

возни не видит

 

4.

сделал всё что умел

чтобы стать пустым

но как только стал

 

5.

как только стал

 

6.

давай по-собачьи сегодня

 

 

***

с конца начать или с начала

неживое живое любое навстречу

на скорости не распознать

датчики выпали

контролёры ушли на обед

в ресторан у которого

в костюме розовой устрицы

в два часа пополудни

я жду тебя

в толпу позывные швыряю

каждые две минуты

добровольцам раздаю

миротворцам ориентировки

 

давай-ка устроимся прямо здесь

в этом саду в этой зеленой траве

плюс двадцать два в конце сентября

медовая осень

исследуем симпатический газ

исчерпаем возможности прежнего миража

искупим новейшей матрицы нарратив

воспоём безглагольное это

и пёстрые дубли этого

и перфомативные практики

позагораем выпьем

сделаем пару чб портретов

 

когда снег возвратится

и укроет наш сад

и нас в нашем саду укроет

 

равноценных себе

продырявленных дрожью

мерцанием токовых волн

что увидит нас

что почует

наш медленный трепет

наш легковесный ответ

 

 

Станислава Могилёва родилась в Норильске. Публиковалась в журналах «Воздух», «Волга», в сетевом журнале TextOnly, на портале «Полутона». Участник Фестиваля свободного стиха (2015, 2016) и Фестиваля новых поэтов (2016). Автор книг стихов «Обратный порядок», (СПб.: MRP, 2016), "Это происходит с кем-то другим" (АРГО-РИСК, 2018). Живёт в Санкт-Петербурге.

                                          к началу страницы